Ваш город Москва, все верно?
Да Нет
0
0
 

Выбираем очки

Выбираем очки: Как со знанием дела защитить свои глаза

Знаете такого зверька — очкарика? Он просыпается в каждом из нас при взгляде на яркое солнце, но есть избранные, которые проживают с ним каждый миг своей жизни.
Вызвать дух этого альтерэго способен один странный смешной предмет – очки. О них и пойдет речь ниже.
Очки бывают коррекционные (с диоптриями) и солнцезащитные (или темные). И те и другие давно стали частью нашей жизни. Они призваны сделать ее комфортной и, по возможности, приукрасить. Как очки могут преобразить лицо, знают все. Поговорим же о том, как сделать это преображение безопасным.
Совет прост: превратитесь в зануду, перемерьте максимум оправ.
Слушайте консультанта внимательно и, главное, задавайте вопросы…

О ЛИНЗАХ
Если оправа – это обертка «очковой» проблемы, то линзы – ее начинка. Ради них очки были созданы. Если вы покупаете очки коррекции, первое, что нужно спросить у консультанта, – какой у линзы коэффициент преломления или индекс? Для оптического стекла индекс изменяется в пределах 1,5–1,9, для пластика – 1,5–1,7. Линзы, близкие к 1,5, – «низкоиндексные», а с индексом выше 1,6 – «высокоиндексные». Чем ниже индекс, тем толще линза и выше оптические искажения.
Если вам нужны очки для чтения, то, скорее всего, речь идет о линзах прогрессивных: бифокальных или даже трифокальных. Их придумали для лечения возрастной дальнозоркости. Эти линзы состоят из двух или трех областей с разной оптической плотностью, что позволяет хозяину очков при различных направлениях взгляда видеть оптимально настроенную картину: при взгляде вниз – видеть текст книги, при прямом взгляде – смотреть на экран компьютера, а боковым зрением например – ориентироваться в оживленной людской толпе.
Подобрать такие очки в обычном магазине оптики бывает сложно. Любые линзы нуждаются в правильном размещении перед глазами, но в случае прогрессивных – это требование становится императивом. Существенно требование не только к квалификации оптиков, работающих над изготовлением очков, но и к самой оправе: она должна быть достаточно развита в нижней части, чтобы не пришлось при вставке отрезать рабочую нижнюю часть линзы. Если вы хотите правильно подобрать очки для чтения, стоит обратиться в крупный салон оптики.

Следующий вопрос – дизайн линз.
Может быть сферическим и асферическим: последние линзы тоньше, обладают меньшей кривизной. Идеально, если линзы высокоиндексные и асферические.
Из чего сделаны линзы: стекло или пластик? Это вопрос предпочтений. Пластик легкий, безопасный, позволяет использовать сложные косметические окраски поверхности. Стекло же обладает более высоким индексом (если говорить о максимуме), более тонкое, механически прочное (за исключением ударных нагрузок). Предел достижимого – японские линзы «Tokai 1,76 AS», которые выпускаются в диапазоне рефракций от – 17 до +10; стоимость за одну линзу в Москве достигает 180 евро.
Выбирая линзы, стоит вспомнить об антирефлексном покрытии. Оно избавляет очки от бликов. Может быть однослойным и многослойным. Повышает прозрачность линзы на 8–10%, что особенно ценят автолюбители: в сумерках за рулем им лучше видна дорога.
Следующий «наворот» – очки-«хамелеоны», или фотохромные линзы: они темнеют на солнце и светлеют в его отсутствии. Качество покрытия определяется скоростью этого преображения.
Сам эффект зависит от уровня ультрафиолета и температуры, потому сводится к нолю в жару и, например, за лобовым стеклом машины.
Главный вопрос, который определяет комфорт линз: насколько в них устранены аберрации – искажения геометрических форм, ореолы и свечения на контрастных линиях? Отчасти это решается выбором линз малого и среднего размера, в которых «проблемные» области попросту срезаны. Но суть проблемы кроется в качестве самих линз, их индексе и дизайне.

ОБ ОПРАВЕ
Это та часть очков, по которой судят об имидже и характере человека. Поэтому все бутики завалены брендовыми оправами, которые воспринимают как «стандарт» качества и соответствия писку моды. На деле же Дома моды продают право на изготовление очков с их логотипом производителям оправ. Причина проста: оправа – слишком сложное технологическое изделие, чтобы создавать его собственными силами.
Так, оказывается, что все шедевры солнцезащитного сезона, как и их коррекционные аналоги, производят одни и те же фирмы: итальянские Safilo (очки марок Gucci, Christian Dior, Armani, Diesel, Max Mara, Valentino, Yves Saint Laurent, Carrera, Burberry, Oliver, Ralph Lauren и др.) и Luxottica (Chanel, Dolce Gabbana, Prada, Miu Miu, Versace, S Ferragamo, Moschino, Bvlgari), французские Rege (Lagerfeld, Rochas, Sonia Rykiel) и Logo (Fred, Tag Heuer), и др… Этим объясняется внешнее сходство очков: «биологический» отец у них один, и это часть правды о модных трендах.
Отсюда вывод: не полагайтесь на рейтинги Домов моды при выборе очков. Ищите свой вариант.
Несмотря на убежденность дизайнеров оправ, выдающих коллекции каждые полгода, изменения в «очковой» моде происходят медленно. Потому смело покупайте оправу с сезонной уценкой в 70%. Проверьте только, чтобы она была шире лица – точнее, самого широкого его места (у кого-то скулы, у кого-то челюсть или лоб), – а дужки хорошо крепились за ушами. Очки не должны сползать при ходьбе.

ОБ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ
Все продавцы-консультанты, конечно, споют вам песню о подчеркнутой индивидуальности. Но далеко не все очки способны стать вашим вторым «я». Только вы сами способны судить об этом. Для самостоятельных людей фирма Lindberg выпускает даже коллекции очков в разобранном виде: вы сначала определяетесь с дужками, затем с мостом, с оправой и, наконец, с формой линз.
Но можно отнестись к очкам как к акценту в костюме: для таких нужд выпущены имиджевые модели Alain Mikli, Maison Martin Margiela или Theo.
В общем, выбирая очки, будьте дотошны: каждая деталь имеет значение. Не покупайте очки с рыночных лотков и в уличных киосках. Проверяйте сертификаты качества и гарантийные талоны. Помните, очки созданы не только для красоты, но и ради здоровья.

ОБ УЛЬТРАФИОЛЕТЕ
При выборе очков, особенно солнцезащитных, важно, насколько они защищают глаза от ультрафиолета? Высококачественные линзы, как правило, поставляются с покрытием, гарантирующим 100%-ную защиту. Правда, сроком на 3–5 лет.
На очки коррекции эту защиту можно заказать отдельно.
Важно понимать, что защита от ультрафиолета не имеет отношения к степени затемнения очков. Если защитного покрытия нет, затемнение расширит зрачок, что откроет путь потоку ультрафиолета, атакующему сетчатку глаза. Итог – на выбор: катаракта, «снежная слепота», рак… Но даже в самых защищенных очках рекомендуется на солнце не смотреть – опасно.
Для того чтобы защитить потребителей от безоглядного следования моде, многие Дома моды даже вводят свою классификацию затемнения очков.
Так, Prada определяет 5 категорий линз: от «0» – с минимальной защитой от света, до «4» – для ношения на ярком солнце (в таких очках не стоит садиться за руль машины). Каждой категории соответствует вид линзы: обычная, поляризующая или фотохромная. Ориентируясь на эту систему, легко понять, где и когда можно использовать те или иные модели.

ИСТОРИЯ ВОПРОСА
Да простит ему Господь...
Странное сооружение из двух стеклышек было известно еще в XVI в. до н. э. – примерно в это время умер Тутанхамон, в чьей гробнице среди личных вещей фараона был найден предмет, сильно напоминающий пенсне.
Пара тусклых коричневых стеклышек была скреплена бронзовой дужкой.
Скорее всего, этот прообраз очков выполнял солнце- и пылезащитные функции.
Следующее упоминание об этом приспособлении встречается в воспоминаниях о римском императоре Нероне, который пользовался отшлифованным изумрудом, чтобы «укрепить глаз». Именно через него он благосклонно взирал на бои гладиаторов.
Всерьез наблюдением свойств стекла заинтересовался Альгазена, он же Ибн аль-Хайсам, в X в. н.э. Свои изыскания он завершил рекомендацией: «Если смотреть через сегмент стеклянного шара, он мог бы увеличивать предметы». На этом исследования оптики были приостановлены вплоть до 1267 г. В том году Роджер Бэкон записал, что если тщательно отшлифовать сегменты стеклянного шара, они будут хорошим средством от «слабых глаз».
Далее произошло следующее. В начале XIV в. во Флоренции скончался некий Сальвино Аристи. И нам бы не было до него никакого дела, если бы не надпись на надгробной плите: «Он изобрел очки. Да простит ему Господь его прегрешение». Именно этот человек, простой стеклодув, сам того не ведая, воплотил рекомендацию Бэкона в жизнь. В 1280 г. совершенно случайно он обнаружил, что капля застывшего стекла пригодна для коррекции старческого зрения. Тогда он сделал две линзы и соединил их дужкой.
Изобретение было по достоинству оценено еще при жизни Аристи. Но большого распространения оно не получило. Загвоздка была в том, что качественное, тонкое и прозрачное, стекло научились делать только в Венеции. И тайна его изготовления тщательно оберегалась ремесленными цехами до XVI в. Так что в XIV в. очки, хотя и были известны, оставались дорогой игрушкой для вельмож. Настолько ценной, что наряду с драгоценностями они включались в завещания отдельным пунктом.
Забавно то, что в этом дорогом качестве они не выполняли своей целебной роли, так как коррекция зрения была проблемой неактуальной: народ был малограмотный, книг практически не было. А вот тщеславие было в чести, поэтому очки служили «мерилом» богатства.
Ситуация изменилась, когда Гутенберг изобрел печатный станок. Книги стали печатать в возрастающем количестве, но их мелкий шрифт мог прочитать далеко не каждый интеллектуал. Так вспомнили об истинном предназначении очков. Правда, повезло только дальнозорким.
Близорукость научились корректировать только в XVI в., когда изобрели вогнутые стекла. Первое документальное свидетельство – портрет папы Льва X кисти Рафаэля. Глава римской католической церкви был близорук, и даже на охоту, яростным поклонником которой он являлся, священник выходил с очками на носу.

Велосипед на носу
Когда очки вошли в обиход, была налажена торговля ими. Основу этого приспособления составляли линзы, которые различали по мощности и сортировали по возрасту клиента, исходя из предпосылки, что люди одинакового возраста имеют сходные проблемы со зрением. Диоптрическую нумерацию стекол ввели к 1873 г., а назначать очки по медицинским показаниям начали только в самом конце XIX в.
Но проблема с подбором очков была не единственной. Парадоксально то, что крепление линз к носу и голове изобретали дольше, чем линзы.
Первое, что научились делать, – это обрамлять стекла деревянным или роговым ободком. Причем материалы на эти цели в разных частях света шли разные: более экономичные – в Европе, более долговечные – на Востоке, где считалось, что магия материала передается его владельцу. Так, оправы из черепахового панциря должны нести их обладателю долголетие. Для линз также использовались священные камни: горный хрусталь, кварцы, аметисты и топазы.
Так как изначально исследователи оптики отталкивались от свойства дутого стекла увеличивать предметы, то и приспособление для глаз держали в руке перед предметом, который требуется увеличить. То есть первоначально очки были лупой. Лишь по прошествии многих лет люди осознали, что задачу можно упростить, если поднести линзы к глазам. Так и появился прадед лорнета. Сначала на длинной ручке крепили одну линзу, затем приспособились крепить две, соединенные дужкой.
Параллельно ученые искали способы закрепить очки перед глазами, чтобы освободить руки для более важных дел. Поэтому очки стали вешать на шляпы, вшивать в ремни и обвязывать ими голову в стиле маскарадной маски. До тех пор, пока не появилось пенсне, закрепившее стекла на носу.
Альтернативой этому «велосипеду на носу» была оправа с дужками.
Дужки имели на конце круглые дырки, через которые продевали шнурки, чтобы связать их на затылке. Простой фокус с веревочкой, продетой через оправу без дужек, родился только в XVI в. До тех пор проблема решалась париками – они придавливали оправу к вискам. Но как только парики вышли из моды, очки начали крепить к голове самым непотребным образом – даже на лбу! Только в XIX в. кто-то додумался соединить веревочку с металлическими дужками, чтобы затем эту конструкцию усовершенствовать с помощью заушников.
Так что в конце XIX в. в ход шли все разновидности оправ: от пенсне и монокля до лорнета и оправы с дужками. И за каждой ее формой закрепилась определенная репутация. Так, монокль придавал владельцу высокомерный и капризный вид, пенсне стало признаком «показной интеллигентности», а дамский лорнет — символом кокетства.

Газета «Вечерняя Москва» №76 (24854) от 30.04.2008